Орсо
Любить жизнь и доверять судьбе
Глава 6


Пол под ногами был липким от крови. Дин дрожал так сильно, что звякали цепи. Звук отдавался эхом и медленно гас, поглощенный тишиной.
Дин пытался стоять прямо, чтобы хоть немного снять напряжение с плеч, но ноги не держали. Ему хотелось лечь, хотелось, чтобы все, наконец, закончилось.
Дневной свет, сочившийся сквозь окно, угас. Дин подозревал, что электричество в этом доме перестало существовать еще до его рождения. Единственный источник света был установлен для камеры и питался от аккумулятора. Дин понимал, что счет его жизни пошел на минуты, а значит аккумулятор, скорее всего, протянет дольше него самого.
До похитителей стало доходить, что за пленником никто не придет. Зик наверняка внял предостережениям, иначе Сэм давно бы примчался, будь тут хоть триллион ангелов.
Дин наконец-то ощутил внутреннее спокойствие, вот только дышать с каждым часом становилось все трудней и еще трудней было сосредоточиться. Ему нечем было заняться в промежутках между вдохами, только снова и снова вспоминать, где и как он налажал.
Он доверил жизнь брата проходимцу-ангелу. Он убедил себя, что Кас сможет жить самостоятельно, а Кевин как-нибудь найдет способ все исправить. Сколько же дерьма он наворотил! И как ни убеждай себя в том, что в тебе нуждаются, мир не станет хуже без Дина Винчестера.
В дверях нарисовался Кушиэль с мечом в руке. Дин взглянул на свою кровь, расчертившую лезвие, и напряг слух, пытаясь уловить, что делает Пуриэль в соседней комнате.
Судя по звукам, она набирала смску, но когда она появилась в поле зрения, телефона у нее не было. Ее прежде белое платье было запачкано кровью.
– Ну что? – спросил Кушиэль.
– По нулям. Хатриэль один, никто не появлялся.
У Дина вырвался болезненный вздох облегчения. Он не знал, как давно уехал третий ангел, но знал, что ублюдок оправился в условленное место, чтобы забрать Каса.
Время для молитв было откровенно неподходящее, но затуманенный разум Дина все еще умолял любого, кто мог услышать, уберечь Каса от расставленной ловушки.
Пуриэль задержалась на пороге возле Кушиэля, вертя в руках отколотую щепку.
– Зря ты все-таки так его искалечил, – заметила она, покосившись на партнера, и направилась к Дину. Ее босые ступни оставляли кровавые следы, пока она обходила пленника по кругу, чертя ногтями по его напряженным бицепсам.
Остановившись напротив, она пристально посмотрела ему в глаза. Потом приподнялась на цыпочки, опираясь на его плечи. Дин с трудом втянул воздух в израненное горло. Мир вокруг постепенно тускнел. У всего был привкус крови.
Ее пристальный взгляд причинял больше боли, чем тяжесть рук на занемевших плечах, которые почти потеряли чувствительность. Она потерлась носом о его нос, и он прикрыл глаза.
– Ты же его в хлам разбил. Никто на него больше не польстится, даже если подштопать. Ничего не осталось. Ни здесь…
Ее ладонь замерла над сердцем Дина, у татуировки, окруженной порезами и запекшейся кровью.
– Ни здесь…
Руки Пуриэль больше не давили ему на плечи. Она коснулась ладонью его виска, потом погрузила пальцы в спутанные волосы и притянула к себе его голову.
Дин не сопротивлялся, когда она снова мягко поцеловала его в губы. Это больше не имело значения. При желании он мог бы даже насладиться моментом. Ведь скорее всего, это был последний поцелуй, который дарила ему красивая девушка, а не черноглазая сучка из Ада.
Кушиэль мигом очутился рядом, и Дин через силу разлепил веки.
– Почему ты никак не перестанешь? – укорил ангел.
– Не знаю, – задумчиво проговорила Пуриэль. – Мне это нравится.
Ее пальцы перебирали волосы Дина. Он сморгнул влагу с ресниц, не вполне понимая, откуда она взялась.
– Хватит, – Кушиэль перехватил ее запястье. – Твои забавы мерзки и непристойны. Эта душа обожжена адским пламенем, а то, что тебя так привлекает, – просто кучка смердящей плоти и костей.
– Сам-то ты не такой красавчик, – прохрипел Дин.
Кушиэль вмиг приставил к его груди острие меча.
– Пусть даже анатомия твоя ей интересна – дай только выйдет срок. И неважно, падет ли кто-нибудь столь низко, чтобы вступиться за тебя, – мне доставит неземное наслаждение вспороть тебе живот и выпустить кишки
– И чего ждать? Нам же тут так весело.
– Именно. Как ты там говоришь? Шоу только начинается.
– Да уж, вот только надо быть полным дерь... – Дин подавился словами, когда лезвие меча снова прошлось по его изодранной коже. Грудь ошпарило болью, словно ее вскрыли. Ему не нужно было смотреть, слишком хорошо он знал, как выглядят его вывалившиеся наружу внутренности. В мыслях он уже слышал завывания адских гончих, дравшихся за разбросанные по полу кишки.
Только ничего этого не было. Меч лишь слегка надрезал плоть, и тут раздался чей-то крик.
Дин поднял голову, и впервые за долгие часы адреналин, вызванный паникой, промчался по его венам. В дверном проеме стоял Кастиэль.
– Кас, нет! – выкрикнул Дин из последних сил. – Выметайся отсюда!
Брошенный на него короткий взгляд был полон жалости и сострадания – всего того, что Дин не хотел в нем видеть. Он замер, не в силах отвести глаз от друга, а Кас повернулся к ангелам.
– Я – тот, кто вам нужен, – объявил он.
Пуриэль попятилась, а Кушиэль шагнул вперед, вскидывая меч.
– Как смог ты нас найти? – спросил он. – Ты же теперь всего лишь человек.
– Люди не так беспомощны, как нравится нам думать, – Кас двинулся по кругу, держа наизготовку собственный клинок. – Недоброе дело вы тут затеяли.
– Тебе ли судить? – возразил Кушиэль. – Ты пал задолго до того, как лишился благодати. Ты поддался этой никчемной твари, – ангел махнул клинком в сторону Дина, – и она разрушила твою суть.
Дин содрогнулся под весом этого обвинения. Кас до посинения может отрицать, но выпад был справедлив. Это он толкнул друга на тропу, ведущую вниз.
– Не Дин, а мы пытались разрушить этот мир. Не он, а я запечатал врата Небес, – возразил Кас. – Если бы не Сэм и Дин Винчестеры, от этого мира и песчинки бы не осталось.
– Да что он значит, этот мир! Ангельские легионы пали. А сколько наших братьев и сестер погибло, чтобы вызволить из Преисподней эту омерзительную тварь!
– Не должен был он вовсе там оказаться.
– Забыл ты, Кастиэль. Поручено мне было приглядывать за Адом. Всему свидетель я. Если бы ты узрел, что творил твой протеже, не рвался бы так истово его ты защищать. И нас бы всех не предал!
– Освободи его, дважды повторять не стану. А ты, – Кас мотнул головой в сторону Пуриэль, – убери от него руки.
Дин и не заметил, что ангелица спряталась позади, пригнувшись и придерживаясь за его израненные ягодицы. Он покраснел и впился взглядом в залитый кровью пол. Хорошо хоть, она не цапнула кое-что другое.
– Пожалуйста, Кас, уходи, – шепнул Дин.
– Сказано же, хватит его лапать!
Дин так и не понял, откуда раздался этот новый голос. А потом что-то брякнуло об пол, в воздухе родилась вспышка пламени, Пуриэль отшатнулась, и его уши заполнил вопль.
– И не вздумай возвращаться! Если не хочешь добавки!
– Не думаю я, что по силам им вернуться, но другие могут быть рядом, – чья-то рука ухватила Дина за запястье, оттягивая впившийся наручник. – Нужно его освободить.
– О господи…
Послышался судорожный вздох, но Дин даже не поднял глаз, чтобы посмотреть, что так шокировало Чарли. Это не имело значения, ведь ее здесь не было.
– Чарли, – на этот раз голос Каса был тверд, пробуждая воспоминания о прежнем водителе небесных воинств. – Надо найти ключи.
– Так. Ключи. От этих штук.
Дин, наконец, поднял голову и заметил всплеск рыжих волос Чарли, исчезающих в соседней комнате. Он огляделся. Ничего не изменилось.
На него по-прежнему смотрела камера, и окровавленная вешалка все так же лежала на полу под ногами. Не было никаких тел. Два ангела просто исчезли.
Нет, это все бред. На самом деле Чарли здесь быть не может. И Каса тоже. Даже если по какой-то невероятной причине Зик решил бы прийти за ним, он не притащил бы с собой Каса.
– Где другие ангелы? – спросил Кас.
– Сказал же, не знаю, где Кас, – ответил Дин, – и даже если б знал...
– Дин, я здесь, перед тобой.
Дин слабо фыркнул и сглотнул слюну с горьким привкусом крови.
– Отличная попытка, Куши, но я тоже не новичок в родео.
– Как он?
Это снова была Чарли. В ее руке звякнула связка ключей. Дин безо всякого интереса смотрел, как она присела, чтобы разомкнуть кандалы на его лодыжках. Даже когда тяжесть железа исчезла, Дин не пошевелился, не побеспокоился переставить ноющие ноги. Он знал, что цепи все еще на своих местах.
– Кажется, он бредит, – сказал Кас.
– Сам ты бредишь, я на это не куплюсь, приятель. Так что засунь свое чудесное спасение знаешь куда!
Кас обхватил его за пояс. Дин снова вздрогнул, дернув ручные оковы. Он уже не вполне понимал, кто из этих двоих кто. Он было решил, что Чарли – это Пуриэль, а значит Кас – тот самый чертов любитель распускать руки…
Чарли потянулась к его запястью, пристав на носочки.
– У него, должно быть, шок. В этом все дело, да? Ох ты ж, божежки, как нехорошо. Ну же, Дин, держись!
Она разомкнула наручник и начала опускать его руку. Боль, пронизавшая тело, затмила все прочие ощущения. Он слышал голоса в недосягаемой дали и ощущал, что его двигают. Он куда-то падал…
– Дин?
Чья-то рука осторожно легла на неповрежденное плечо. Дин открыл глаза и уперся взглядом в доски. Точнее, в дощатый пол. Не в крышку гроба. Он стоял на коленях, скрючившись в три погибели.
Плечо скрутило судорогой. Дин прижал руку к груди, выравнивая дыхание, потом осторожно распрямился.
Когда зрение снова прояснилось, прямо перед ним обнаружилась встревоженная Чарли, а Кас стоял сбоку на коленях. Боль была реальной, как и рука на плече недалеко от метки, где ангел впервые коснулся его.
– Кас?
– Дин, прости.
– Затухни. – Дин моргнул, пытаясь сфокусироваться. В глазах двоилось, но Кас и Чарли не исчезали. – Если вы двое и вправду здесь, то мне определенно нужны штаны.
– Я их где-то тут видел, – сказал Кас. – Но Чарли сказала, что этим не стоит заморачиваться.
– Ну, вообще-то я немного не так выразилась. В любом случае я рада, что твои шмотки на месте.
– Ладно, закрыли тему… И если вы уже налюбовались моими причиндалами, я бы хотел надеть штаны.
– Не уверена, что это хорошая мысль, – Чарли с ощутимым ужасом смотрела на его пах (вообще-то обычно это зрелище вызывало у девушек совсем другую реакцию). – Жуткая рана, реально, просто кошмар.
Тоже мне новость. Проклятый порез рассылал боль по всей ноге, к тому же снова открылось кровотечение, и голень в том месте, где ее касалось бедро, была липкой и горячей.
Чарли скользнула взглядом по его груди:
– Даже не знаю, хватит ли на все бинтов. И со сломанными руками надо что-то делать.
Дин был почти уверен, что у него ничего не сломано, кроме, разве что, пары ребер. Но чертова рука и впрямь почти не действовала. Ее покалывало от шеи до кончиков пальцев. И даже своим затуманенным зрением Дин видел, что плечо деформировано.
– Наверное, снова сустав сместился.
– То есть, он просто выскочил, да? – спросила Чарли. – С этим я, пожалуй, справлюсь. Я как-то видела ролик на YouTube…
Дин иронично задрал бровь, насколько позволяли кровоподтеки на лице.
– Благодарствую, но я лучше подожду, пока Сэм притащит сюда свою задницу. – Кас придержал его, не давая повернуться к двери. – Кстати, чего он там копается?
– Дин, твоего брата здесь нет, – сказал Кас.
– И где же он, блин, тогда?
– Он ждет нас в бункере, – ответила Чарли. – Так что давайте поджарим остальных крылатых обезьян и валим отсюда.
Будь Сэм в здравом уме и на двух ногах, он ни при каких условиях не отпустил бы сюда этих двоих в одиночку. Дин не стал углубляться в расспросы, прекрасно понимая, в чем дело. Он только не знал, чего ему сейчас больше хочется: поблагодарить Зика или прикончить.
– Третий чувак, Джабба Хатт или как там его долбанную задницу, свалил, – сообщил Дин. – Сукин сын взял мою детку.
Чарли изменилась в лице:
– То есть…Джабба Хатт увез легион ангелов в твоей машине?
Дин вздохнул и позволил себе опереться на Каса, чтобы не ткнуться лицом в пол.
– Не Джабба… Хатти или как его там.
– Хатриэль? – спросил Кас.
– Да, вроде бы так. Здоровенный такой, молчаливый амбал.
– Точно, это он… Силовик из гарнизона. С ним что-то случилось во время штурма, с тех пор он не разговаривает.
– Это когда вы вытаскивали меня? – Дин низко опустил голову. Когда он снова заговорил, голос звучал далеко не так твердо, как ему бы хотелось. – Не могу порицать парня за желание раскроить мне черепушку.
– Дин…
– Я сказал затухни, Кас. И давайте уже выбираться отсюда.
– Что насчет остальных ангелов?
– Их было всего трое, так что можешь загасить огненный шар, Гермиона.
– Что ли ты от сияния нимбов ослеп, раз решил, что трое ангелов – это легион? Сэм сказал, что здесь вроде бы целый батальон штурмовиков.
– Выходит, он ошибся, – сказал Дин.
Он рывком попытался встать, но едва не рухнул обратно. Чарли и Кас тут же подхватились, принимая на себя его вес. Дин чуть не задохнулся от боли, когда его потянули верх, отрывая от пола.
– Я еще только разогреваюсь, – заявил он.
Он едва осознавал, что говорит, и не возражал, когда Чарли и Кас подперли его с обеих сторон. Кас снова обхватил его за пояс и потянул вверх, чтобы поставить на ноги.
– Мы причиняем тебе боль, – заметил он.
Дин похлопал ресницами, прогоняя с глаз жгучие капли кровавого пота, стекавшие с бровей. Кас заметил что-то, что навело его на эту мысль, или просто озвучил очевидное? Впрочем, в эту игру можно играть вдвоем.
– Это спина причиняет мне боль, вы не виноваты.
– Как и ты, Дин.
Но Дин в это не верил. Как и в то, что им удастся унести ноги. И все же где-то в глубине души он доверял Касу достаточно, чтобы перестать цепляться за реальность и погрузиться в беспамятство.